beria_lavr (beria_lavr) wrote,
beria_lavr
beria_lavr

Карательная операция "Улусы"



27 декабря 1943 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР», а 28 декабря — постановление Совета Народных Комиссаров о выселении калмыков в Алтайский и Красноярский края, Омскую и Новосибирскую области.

В декабре 1943 года советское правительство издало беспощадный, неведомый всем даже на сегодня Указ. Читаем.
"В период оккупации немецко-фашистскими захватчиками территории Калмыцкой АССР, многие калмыки изменили Родине, вступили в организованные немцами воинские отряды для борьбы против Красной Армии, предавали немцам честных советских граждан, захватывали и предавали немцам эвакуированный из Ростовской области и Украины колхозный скот, а после изгнания Красной Армией оккупантов организовали банды и активно противодействовали органам Советской власти по восстановлению разрушенного немцами хозяйства, совершали бандитские налеты и терроризировали население".

Всех, до единого, калмыков, проживающих на территории Калмыцкой республики (ее полностью ликвидировали) вывезли в трудовые лагеря и поселения Сибири, Алтая, Казахстана, Киргизии.
Эта операция проводилась под личным наблюдением наркома внутренних дел Берии. Нужно было подготовить невиданное число эшелонов (когда вовсю шли военные сражения) - 46 составов по 60 вагонов каждый для высылки калмыков за четыре дня с 27 по 30 декабря 1943 года.

Ранним утром 28 декабря 1943 года во все дома, где проживали калмыки, ворвались военные и объявили, что все они выселяются как изменники Родины. Началась страшная паника. На сборы давали 15—20 минут. Некоторые, не знавшие русского языка, покидали дома, так ничего и не поняв — не захватив ни одежды, ни продуктов. Так началась карательная операция «Улусы», задуманная и подготовленная Берией и санкционированная Сталиным.
Осуществляли операцию три тысячи офицеров НКВД, а также 3-й мотострелковый полк НКВД, ранее выселявший карачаевцев. «К нам домой пришли солдаты, — вспоминает калмычка Таисия Убушаева. — Дома были отец, только что вернувшийся с фронта, без ноги, мама и мы с маленькой сестренкой. Отец спросил у офицера: „В чем наша вина?“ Тот ответил, что калмыков выселяют как врагов народа, но, видя фронтовика-инвалида, смягчился и посоветовал взять с собой теплые вещи и продукты».
Стариков, женщин и детей на грузовиках доставляли на железнодорожные станции, где по 40—50 человек загоняли в товарные вагоны. Те, кто был наслышан о недавнем выселении приволжских немцев, говорили, что везут в Сибирь. По воспоминаниям детей-переселенцев, после сна больно было открывать глаза — ресницы превращались в сосульки. На очередной станции солдаты выкрикивали: «Трупы есть?» Открывали двери, выносили тела умерших и оставляли.



Семей, которых депортация разлучила на многие годы, были десятки тысяч. Некоторые в тот день, 28 декабря, были вдали от дома — кто-то в командировке, кто-то гостил у родственников. К примеру, каспийские калмыки были выселены прямо с рыбного промысла, без теплых вещей и денег. Потом в Сибири они долго мыкались, разыскивая свои семьи. Из Калмыцкой республики выселили 93 тысячи 139 человек. Следом были депортированы калмыки Ростовской, затем Сталинградской областей. Завершающим этапом была демобилизация калмыков с фронта, которых отправляли в Широколаг. В числе их был и Давид Кугультинов, известный калмыцкий поэт, в то время литсотрудник дивизионной газеты. После письма Сталину, в котором он осудил геноцид калмыцкого народа, Кугультинов в 1946 году был на 10 лет сослан в ГУЛАГ.
Всего было выселено в Сибирь около 120 тысяч калмыков. 40 женщин, стариков и детей привезли в селение на берегу Ледовитого океана. Голодных, оборванных, полуживых. И пока искали ключи от какого-то амбара, они стоя замерзли все. И так простояли полгода в условиях вечной мерзлоты, пока не потеплело…
В Сибири депортированных ждала невыносимая жизнь. Местные жители бедствовали сами, они встретили оборванных и голодных спецпереселенцев нерусской внешности враждебно, тем более что работники НКВД распустили слух, что привезли… людоедов. Жители южного края, оказавшись в Сибири без теплой одежды, еды и жилья, умирали семьями. В первое время ночевали в скирдах сена, курятниках, коровниках местных жителей, обменивали свою одежду на продукты. Калмыки были определены на самые тяжелые работы: лесозаготовки, в рыболовецкие артели, рудники. Сводки НКВД констатировали: «30 процентов калмыков, способных работать, не работают, потому что у них нет обуви».
В 1956 году калмыкам позволено было возвратиться на родину. Навечно нашли себе покой на сибирской земле 42 тысячи депортированных (40% от общей численности населения). По возвращении, едва только показывались родные степи, пожилые калмыки со слезами кланялись родной земле, целовали ее. Но вслед за восторгом многих ожидало разочарование. На родине царила разруха, будто вчера только закончилась война.

Народ, понесший жестокую кару за прегрешения своих отщепенцев - сородичей, перешедших под знамя германского Вермахта, был реабилитирован полностью только через 50 лет. Указом правительства в 1993 году.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments