August 1st, 2018

берий

"Слово и дело"



Несколько лет назад я сделал для себя странное открытие: в каком-то смысле я — «ревизионист». Нет, я не сторонник Эдуарда Бернштейна, который более ста лет назад провел «ревизию» (критику) марксизма и был осужден за это Лениным. Имеется в виду другой смысл этого термина. Я такой же ревизионист, как западный исследователь А. Гетти, который еще во 80–90-е попытался подвергнуть критике традиционное и расхожее представление о воле Сталина как основной причине трагических событий 1937–1938 гг. и пытался поставить вопрос о реальных противоречиях в советском руководстве. В современной России ревизионистом является Ю. Жуков. Во вступлении я пытался объяснить, что его точка зрения кажется мне спорной, но «ревизионисты» могут и не совпадать во мнениях.

Collapse )
берий

Что пытался найти Берия?



Ежов, вероятно, до последнего момента верил в то, что его преданность Сталину — некоторая гарантия безопасности, и, возможно, ничего не замышлял. Конечно, если сам Ежов не планировал нанести «превентивный удар», то теоретически мог планировать Фриновский. У него уже был опыт — весной 1937 г. он, опираясь на части НКВД, взял Москву под контроль и арестовал военных. Тогда он действовал по приказу Сталина, но он мог повторить эту операцию и без воли вождя.

Collapse )